ПЕРВЫЙ ДЕНЬ:
Дорогой святой Дамиан! Ты был направлен в школу того региона, в котором говорили на неизвестном тебе языке. Из-за этого люди издевались над тобой. Мы молимся за тех, над кем издеваются — в школе, на работе или в любой другой ситуации. Пусть они подражают тебе, не принимая оскорблений. Мы особенно молимся о спасении всех людей от угрозы новой эпидемии и выздоровлении заболевших.
Отче наш… Радуйся, Мария… Слава Отцу…

ВТОРОЙ ДЕНЬ:
Дорогой святой Дамиан! Ты любил своих родителей, но больше любил Бога. Ты знал, что Бог призывает тебя к священству, и ответил на этот призыв, хотя знал, что у твоих родителей были другие планы на тебя. Пусть мы поставим Бога на первое место и никогда не откажемся от его призвания из-за какой-либо другой привязанности. Мы особенно молимся о спасении всех людей от угрозы новой эпидемии и выздоровлении заболевших.
Отче наш… Радуйся, Мария… Слава Отцу…

ТРЕТИЙ ДЕНЬ:
Дорогой святой Дамиан! Ты оставил свою семью, страну и язык, чтобы пойти и проповедовать, зная, что никогда больше их не увидишь. Пусть Отец Небесный пошлет нам твоей смелости и дальновидности. Мы особенно молимся о спасении всех людей от угрозы новой эпидемии и выздоровлении заболевших.
Отче наш… Радуйся, Мария… Слава Отцу…

ЧЕТВЕРТЫЙ ДЕНЬ:
Дорогой святой Дамиан! На Гавайях ты работал, не покладая рук, отдавая все, чтобы Христос прославился. Мы молимся, чтобы и мы могли ценить нашу веру так же, как ты. Мы особенно молимся о спасении всех людей от угрозы новой эпидемии и выздоровлении заболевших.
Отче наш… Радуйся, Мария… Слава Отцу…

ПЯТЫЙ ДЕНЬ:
Дорогой святой Дамиан! Когда ты был на Молокае, ты был готов отдать свою жизнь, чтобы служить другим. Пусть Отец Небесный позволит нам понять эту христианскую любовь и начать желать ее для себя. Мы особенно молимся о спасении всех людей от угрозы новой эпидемии и выздоровлении заболевших.
Отче наш… Радуйся, Мария… Слава Отцу…

ШЕСТОЙ ДЕНЬ:
Дорогой святой Дамиан! Когда ты впервые прибыл в колонию прокаженных, ты были потрясён и напуган пациентами, но ты не дал им увидеть это и продолжал работать для них. Мы молимся, чтобы иметь такой дух, чтобы могли ставить других на первое место, думая об их потребностях и чувствах, а не о своих собственных. Мы особенно молимся о спасении всех людей от угрозы новой эпидемии и выздоровлении заболевших.
Отче наш… Радуйся, Мария… Слава Отцу…

СЕДЬМОЙ ДЕНЬ:
Дорогой святой Дамиан! Ты плохо справлялся с бюрократией и иногда обижал людей невольной грубостью. Мы должны научиться просить прощение. Пусть мы никогда не станем думать, что Бог не может использовать нас из-за нашего характера, и пусть у нас будет такое же смирение, чтобы попросить прощения у тех, кого мы оскорбили. Мы особенно молимся о спасении всех людей от угрозы новой эпидемии и выздоровлении заболевших.
Отче наш… Радуйся, Мария… Слава Отцу…

ВОСЬМОЙ ДЕНЬ:
Дорогой святой Дамиан! Ты сильно страдал на Молокае, потому что был отрезан от Таинств, особенно от Таинства Примирения. Пусть и мы поймем важность этого таинства и будем часто прибегать к нему. Мы особенно молимся о спасении всех людей от угрозы новой эпидемии и выздоровлении заболевших.
Отче наш… Радуйся, Мария… Слава Отцу…

ДЕВЯТЫЙ ДЕНЬ:
Дорогой святой Дамиан! Ты страдал от невыносимого одиночества и обратился к Святому Причастию за утешением. Мы молимся за всех, кто одинок. Пусть Отец Небесный позволит нам уделить время любому, кого мы знаем, кто одинок, и уделить время Христу в Святом Причастии. Мы особенно молимся о спасении всех людей от угрозы новой эпидемии и выздоровлении заболевших.
Отче наш… Радуйся, Мария… Слава Отцу…

Оригинал http://leperpriest.blogspot.com/…/novena-prayer-to-st-damie…

Здесь каждый шаг как самый первый раз.
Я пленник в этом колесе Сансары.
Вращенье встреч, эмоций, лиц и глаз,
Себя потеря в обретенье пары.
Хотел бы с круга я сойти весной,
Хотел бы в беге я остановиться.
Но слышен хруст, звучит моторов вой.
Под колесом мелькают чьи-то лица.
Рукой махну, сомненья отпустив.
Шагну вперед, пусть это шаг к обрыву.
Лети, катись и выполни призыв:
Живи добрей, страдай неприхотливей.

Никто не благ. Лишь только Бог един.
На головах царей божественная пена.
Исход один, приход неотвратим.
И все имеет ощутимо цену.
Я не искал путей, они меня нашли.
И двигаясь вперед невероятно,
Я, спотыкаясь, от краев земли
Проследую по-прежнему обратно.
Как птичий клин в чужие рубежи,
Я поплыву каналом нежеланным.
Кто я и для чего я здесь, скажи?
Но море черное витийствует туманно.

И пусть на небе звёзд немало
Сияет дивной красотой,
Всего одна лишь указала
Ты морякам их путь домой.

И хоть жемчужин тьму скрывают
Там недра раковин морских,
Одну в сплетенья одевают
Из нитей тонких золотых.

И роз в садах растёт так много,
И их в букеты собирают,
Но берегут немногих строго,
И лишь одну царю срывают.

2008

Так утром в ноябре бывает —
Безмолвно, тихо и мороз.
И пустота не навивает
Ни слов, ни мыслей и ни слёз.
Всё честно и предельно ясно.
Надежд, сомнений больше нет.
Не больно, просто так,  бесстрастно,
Пронизывает этот свет.
И пусть опять я ошибаюсь,
Пусть в этом холоде сгорю,
Я с места сдвинуться пытаясь,
Шагну навстречу ноябрю.
И буду падать сверху долго,
Морозный будет воздух чист.
И упадёт на землю тонкий,
Ещё один опавший лист.

Стихотворение Джеймса Элроя Флеккера
To Poet A Thousand Year Hence, J.E. Flecker
Мой перевод

Я тот, кто умер сотни лет назад,
И эту песню древнюю сложил.
Слова привета шлю чрез тысячи преград,
Дорогой, недоступной из могил.
Мне дела нет, что возвели мосты
Вы через море или в небесах
Летаете. И дивной красоты
Из стали вы живете во дворцах.
Хочу узнать, осталось ли вино?
И статуи, и блеск любви в глазах?
Добро и зло? Забыли ль вы давно
Молитвы к тем, кто выше, в небесах?
Чего добились мы — то ветер унесёт.
Как осенью, ворвавшись в старый сад.
Гомер сказал об этом в свой черёд
И было то так много лет  назад.
Друг нерождённый, недоступный мне,
Который учит мой язык теперь, чрез много лет.
Прочти мои слова в ночи, наедине.
Да, я был молод, был поэт
И хоть тебя я не увижу никогда,
Ты никогда мне руку не пожмёшь.
Слова привета через мили и года
Тебе я шлю. Я знаю — ты поймёшь.

И в тёмной ночи мглу пронзает жажда света.
И в зимней стуже есть предчувствие тепла.
Суха лишь для того была пустыня эта,
Чтоб по её пескам река здесь протекла.
И пусть надежду даже заменила жажда.
И нет в ночи того, чего ищу.
Хочу, чтобы рассвет пришёл однажды.
Чтоб яркий свет пронзил её хочу.
Пойду искать в ночи до третьей стражи
За дальними воротами двора
Когда же свет свои лучи покажет,
Как Светлой Пасхи раннего утра